Цифровые финансовые активы стали шире

Российский законопроект о крипторегулировании все-таки претерпел некоторые изменения. Как рассказал РБК глава комитета Госдумы по финрынку Анатолий Аксаков, в документе поменялось определение цифровых финансовых активов (ЦФА).

Теперь цифровыми финактивами признаются обязательственные и иные права, тогда как в предыдущей редакции речь шла только о правах, удостоверяющих денежные требования, и право по эмиссионным ценным бумагам, выпущенным с использованием технологии распределенного реестра.

Новый вариант значительно шире, отмечает глава блокчейн-интегратора Sputnik DLT Артем Толкачев. По его словам, в таком контексте обязательства включают права, возникающие из договорных и корпоративных правоотношений. Элина Сидоренко, глава лаборатории Legal Lab в центре блокчейн-компетенций ВЭБа, указывает на главный акцент в законе – токены и криптоэкономика будут сводиться к обороту цифровых форм ценных бумаг.

Однако не все так гладко: эксперты считают, что подобная формулировка создает неопределенность и потребует корректировок в других нормативных документах. Так, по мнению Толкачева, возникает вопрос о возможности токенизации долей в ООО, неэмиссионных ценных бумаг – на практике может появиться лишний консерватизм.

По словам Сидоренко, обязательственные права уравнивают ценные бумаги и договорные обязательства, а последние не относятся к ценным бумагам. В результате может возникнуть конфликт режимов оборота. Глава Legal Lab считает необходимым упростить регулирование или ужесточить договорные отношения.

Ранее специалисты «Лаборатории Касперского» выяснили, что многие россияне не хотят работать с биткоином, поскольку не понимают принципов его работы.